Ruanekdot.ru - здесь читаем и смеёмся над самыми смешными анекдотами и историями из сети.

Смешные ру анекдоты, шутки и истории


36   0

Быть можно дельным человеком...

«Быть можно дельным человеком, но думать о красе ногтей» — процитировал гарант великого русского поэта и обкусил заусенец на французском маникюре.
 17.05.2022  ногти, маникюр, писатель, Пушкин, Заусенец, Обкусил, французские, поэт
Комментарии к анекдоту:
  • Гость (03.07.2022 11:36)
    Александр Сергеевич Пушкин?
Похожие анекдоты:
    • Почему у Пушкина, кот ученый сидит на цепи?
      — Хаим, а как вы думаете, по какой причине у А. С. Пушкина кот, который учёный, все-таки находится на цепи?
      — Скорей всего, в связи с тем, что кот учёный, то цепь ему необходима с той целью, что бы он никуда не эмигрировал.
    • Анекдот из советского прошлого
      Приходит один мужик в Союз Писателей и заявляет:
      - Я начинающий поэт-песенник и хочу вам исполнить одну свою новую композицию. Думаю, она обязательно должна вам понравиться!
      Ему в ответ:
      - Это всё конечно очень здорово, нам необходимы новые имена. А что за песня у вас?
      - Ну знаете, у меня такая песенка, она в народном стиле.
      - Замечательно! Как она начинается?
      Мужик показывает текст, который начинается словами:
      "Эх, #б твою мать".
      Прочитав начальный текст, Союз Писателей говорит мужику:
      - Очень неплохо! Вот только "эх" придётся убрать, а то слишком уж цыганщиной отдаёт.
    • Девушки и их беззащитность
      Всегда стоит принимать во внимание тот факт, что девушки бывают беззащитными ровно до того момента, пока у них не высохли накрашенные ногти.
    • Молодой писатель и редактор
      Молодой писатель приносит свою рукопись на читку редактору. Роман начинается со слов:
      "А не испить ли нам кофею? – спросил граф".

      — У вас отсутствует конфликт, – говорит редактор. — Надо исправить.
      Писатель кивает головой, уходит, и возвращается на следующий день с новым вариантом:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф."

      — Уже лучше, – говорит редактор, — но тема любви совершенно не раскрыта, даже не затронута!
      Третий вариант романа выглядит так:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф и вы#бал графиню три раза на подоконнике."

      — Очень хорошо! – доволен редактор. — Но не раскрыта тема природы…
      И так далее, и так далее. После раскрытия тем природы, народа и революции получается примерно следующее:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф и вы#бал графиню три раза на подоконнике.
      За окном шёл дождь, полыхала Октябрьская революция, рабочие устало возвращались с завода. Под окном семеро мужиков ожесточённо тр#х#ли дохлую лошадь."

      — Прекрасно, просто прекрасно! – радуется редактор. — Осталось добавить уверенность в завтрашнем дне, и сдаём в печать!
      Опубликованный роман начинается так:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф и вы#бал графиню три раза на подоконнике.
      За окном шёл дождь, полыхала Октябрьская революция, рабочие устало возвращались с завода. Под окном семеро мужиков ожесточённо тр#х#ли дохлую лошадь. Внезапно один из них хлопнул себя по лбу и прокричал:
      — Да чего же мы так надрываемся, братцы! Она же здесь и завтра лежать будет!".
    • Толстой и Достоевский на мосту
      Стояли Толстой и Достоевский на мосту, под ними текла река. Толстой говорит:
      – Вот так и наша жизнь течёт.
      А Достоевский ничего не сказал и плюнул в реку.
      Толстой говорит:
      – Ты осторожней, а то вот был случай в зоопарке — сторож Гаврилов тоже плюнул в водоём и заразил бегемота туберкулёзом, бегемот умер.
      Достоевский спрашивает:
      – А что Гаврилов?
      Толстой:
      – А что Гаврилов? Он потом ещё шимпанзе СПИДом заразил.
      – В клетку плюнул? — спросил Достоевский.
      – Какой ты, Фёдор Михайлович, в сущности ещё ребёнок, — расхохотался Толстой.
    • В Большом театре
      В Большом театре на опере «Евгений Онегин».
      Абрам спрашивает у соседа:
      - Скажите пожалуйста, а музыку к опере конечно же написал еврей?
      Сосед:
      - Ну что вы конечно же нет! Петр Ильич Чайковский - великий русский композитор!
      Спустя пять минут.
      Абрам:
      - Скажите пожалуйста, ну а автор слов наверняка еврей?
      Сосед с нотками раздражения:
      - Ну что вы! Александр Сергеевич Пушкин - великий русский поэт!
      Проходит ещё пять минут.
      — Скажи пожалуйста, а Онегин — еврей?
      — Нет, он русский дворянин.
      Через еще пять минут.
      — Ну а Татьяна, я вижу, точно еврейка?
      — Нет. Она чисто русская.
      Проходит ещё время.
      — Скажи пожалуйста, уважаемый, ну а Ленский-то еврей?
      Сосед в раздражении:
      - Да еврей, еврей…
      Абрам:
      - Ну тогда всё понятно - его убьют!
    • Ваши прилетели!
      Самуил Яковлевич Маршак, проводив в эвакуацию жену и младшего сына, сам остался в Москве со своей старой многолетней секретаршей, немкой по происхождению. Когда по радио объявлялась воздушная тревога, он стучался к ней в комнату с неизменными словами:
      «Розалия Ивановна! Ваши прилетели!»
    • Не грызи ногти!
      Парень, обгрызая ногти, говорит своей девушке:
      — Помню в детстве, когда совсем ещё ребёнком был, мать постоянно повторяла мне одно и то же: "Вовочка, перестань ногти грызть, а не то придурком вырастешь!"
      Девушка:
      — А ты, как я погляжу, грызть их так и не перестал...
    • Литературно-издательское
      Молодой начинающий автор принёс свой первый роман в издательство.

      Редактор, не глядя в его сторону, сказал, - молодой человек, Вы видите, сколько у меня подобных произведений, я физически не могу всё это прочитать. Поэтому откройте Ваш роман на произвольной странице и прочтите мне один абзац. Я сразу скажу Вам, можете ли Вы рассчитывать на публикацию.

      Автор открыл книгу и прочитал:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике».

      - Что ж, неплохо для начала, - отметил редактор. Тема дворянства и его неизбежного разложения интересна нашему читателю. Но, безусловно, текст надо доработать, поскольку не видно связи сюжета с рабочим классом. Неделя Вам на доработку.

      Через неделю автор читал редактору новый вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы».

      - Сразу могу сделать замечание, - сказал редактор. – нет революционного настроя, не ощущается надвигающаяся гроза революции, а без этого роман печатать нельзя.

      Через неделю автор принес в редакцию очередной вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал».

      - Уже лучше, - сказал редактор, - но всё как-то безрадостно, есть дворянство, есть рабочий класс, но у рабочего класса нет веры в светлое будущее.

      Автор принес доработанный вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!».

      - Гораздо лучше, - похвалил редактор. Но в романе, претендующем на публикацию, обязательно должно быть описание замечательной русской природы. Новый вариант звучал так:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь».

      Хорошо, похвалил редактор, но не хватает таинственности, которую так любят наши читатели, надо доработать. Через несколько дней автор принес новый вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога».

      Стоп, - сказал редактор. Таинственность есть, но Вы совершенно не раскрыли невыносимое положение крестьянства, а это надо обязательно сделать. Да и действующих лиц маловато для романа. Автор принес очередное исправление:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу».

      - Совсем другое дело, но и для нашего крестьянства должен быть какой-то выход, нельзя прерывать описание тяжелой жизни крестьян на такой грустной ноте. Необходима хотя бы небольшая доза оптимизма.

      Автор принес исправленный вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу. Вдруг один из них крикнул, - мужики, пошли отсюда, что мы под дождём надрываемся, кобыла здесь и завтра будет лежать!».

      Замечательно, - улыбнулся редактор, - многоплановый роман вырисовывается. Есть тема дворянства и его разложения, тема рабочего класса и его революционного настроя, очевидна вера в светлое будущее. Хорошо показана наша природа, есть элемент таинственности и совсем неплохо описана тяжелая доля русского крестьянина. Хорошо бы еще показать в Вашем романе полное загнивание капиталистического общества и неизбежную победу социализма.

      Через неделю автор принес новый вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу. Вдруг один из них крикнул, - мужики, пошли отсюда, что мы под дождём надрываемся, кобыла здесь и завтра будет лежать!

      А в это же время на чердаке соседнего дома низшие полицейские чины развлекались с падшими уличными женщинами, которые при ином общественно-политическом строе могли бы стать полезными обществу. Смеркалось, но с неизбежностью всходила над Россией заря социализма».

      Отлично, - сказал редактор, - но необходимо добавить заключительный штрих и показать направляющую и руководящую роль коммунистической партии. Сами понимаете, что в нынешней политической ситуации это надо сделать обязательно.

      Через пару дней автор зачитал редактору окончательный вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу. Вдруг один из них крикнул, - мужики, пошли отсюда, что мы под дождём надрываемся, кобыла здесь и завтра будет лежать!

      А в это же время на чердаке соседнего дома низшие полицейские чины развлекались с падшими уличными женщинами, которые при ином общественно-политическом строе могли бы стать полезными обществу. Смеркалось, но с неизбежностью всходила над Россией заря социализма. Ибо в подвале неприметного дома напротив, в обстановке строжайшей секретности, уже второй день шло заседание III съезда РСДРП, на котором выступал с речью Владимир Ильич Ленин».

      Молодец, - похвалил редактор, - роман практически готов к печати. Но я хотел бы обсудить название Вашего произведения. Предварительное рабочее название Вашего романа – «Эх, ёб твою мать!!!». Хорошее название, бойкое с сильным глубинным смыслом. Но, если не ...
    • Моя первая книга
      Я работал над книгой. Как только я закончил, я попросил своих родителей прочитать её, чтобы они могли высказать своё мнение относительно моего творчества. Как только они закончили читать книгу, я попросил их комментарий. Они сказали, что надеются на то, что главный герой умрёт. Ирония в том, что это была моя автобиография.
    • Житель Киевщины и мэр
      Житель Киевской области, назвавший мэра своего города «г*нд*ном», в суде сумел доказать, что имел в виду французского писателя-фантаста Ива Гандона, поскольку считает, что мэр, как и французский писатель, рассказывает фантастические вещи. В связи с чем суд полностью оправдал мужчину и закрыл дело.
    • Беспомощность
      На свете не существует человека беспомощней женщины с до конца не высохшим маникюром…
    • Когда поэтесса переволновалась
      На одном поэтическом вечере, молодая поэтесса достаточно сильно переволновалась, и первую строчку своего стихотворения произнесла слитно, после чего, её чтения были прерваны громким хохотом и овациями из зрительского зала.
      Строчка звучала так:
      — Отруби лихую голову...
    • Кот учёный
      - А знаете, даже в сказке у Пушкина, когда кот налево ходил… всё время сказки рассказывал…
    • Пушкин и мужик на телеге
      Идет Пушкин по проселочной дороге, догоняет его мужик на телеге. Ну Пушкин ему и говорит:
      - Подвези, мужик, до ближайшей деревни.
      Мужик говорит:
      - Садитесь.
      Едут они, едут, ну и решил великий русский поэт удивить простого сельского мужика рифмой.
      Спрашивает:
      – Мужик, тебя как зовут?
      – Иван.
      – О, Иван, х*й тебе в карман.
      Мужик обиделся на поэта и говорит:
      – А тебя как зовут?
      – Александр Сергеевич.
      – Ну и слезай на х*й с телеги.
    • Жюль Верн
      Школьная библиотека. Беседуют два заядлых книголюба. Один:
      - После прочтения "Таинственного острова", я возненавидел Жюль Верна, как человека и ощутил своё первое разочарование от прочтённой книги.
      - Почему? Ведь интересная же книга!
      - Книга отличная, но вот тот факт, что Жюль Верн не написал точных пропорций для создания нитроглицерина, оставил серьёзный осадок...
    • Выход из зоны комфорта
      Честно говоря, немного настораживает тот факт, что книги о том, что необходимо как можно чаще выбираться из зоны комфорта, были написаны их авторами в условиях, которые были максимально приближены к комфортным.
Добавить комментарий к анекдоту:

Имя *:
Email:
Код *:
Написать нам | О сайте | Карта сайта | Хостинг от uCoz