Ruanekdot.ru - здесь читаем и смеёмся над самыми смешными анекдотами и историями из сети.

Смешные ру анекдоты, шутки и истории


  остап бендер, литература, произведение, Ильф, 12 стульев, Катаев, Ильф и Петров, Петров, схемы, мошенничество, Золотой теленок   01.12.2021
  • Подпись к картинке:
    рассказала своему многонациональному коллективу вкратце содержание книги Ильфа и Петрова 12 стульев. Все хохотали и веселились и лишь 2 нигерийца серьезно потом подошли с блокнотиками и попросили повторить несколько эпизодов с интересными на их взгляд коммерческими операциями.
Комментарии к анекдоту:
  • Гость (24.01.2022 07:35)
    Ох уж эти интересные коммерческие операции... от Остапа Бендера. =)
Похожие анекдоты:
    • Доверчивые
      Всегда удивлялся тому, как по телевизору всяких идиотов и охотников за халявой называют «доверчивыми гражданами»?
    • Наивность
      — Как выглядит предел человеческой наивности.
      — Чтение отзывов на товар... на сайте производителя...
    • Писатели
      Все писатели:
      — Надо чётко продумать и описать завязку истории, логично объяснив предпосылки возникновения данной ситуации.
      Кафка:
      — И вот короче мужик превратился в жука...
    • Чтение книг
      Мои родители в детстве запрещали мне читать книжки лёжа. Своим детям я разрешаю читать даже стоя на голове, но они всё равно не читают.
    • Литературно-издательское
      Молодой начинающий автор принёс свой первый роман в издательство.

      Редактор, не глядя в его сторону, сказал, - молодой человек, Вы видите, сколько у меня подобных произведений, я физически не могу всё это прочитать. Поэтому откройте Ваш роман на произвольной странице и прочтите мне один абзац. Я сразу скажу Вам, можете ли Вы рассчитывать на публикацию.

      Автор открыл книгу и прочитал:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике».

      - Что ж, неплохо для начала, - отметил редактор. Тема дворянства и его неизбежного разложения интересна нашему читателю. Но, безусловно, текст надо доработать, поскольку не видно связи сюжета с рабочим классом. Неделя Вам на доработку.

      Через неделю автор читал редактору новый вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы».

      - Сразу могу сделать замечание, - сказал редактор. – нет революционного настроя, не ощущается надвигающаяся гроза революции, а без этого роман печатать нельзя.

      Через неделю автор принес в редакцию очередной вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал».

      - Уже лучше, - сказал редактор, - но всё как-то безрадостно, есть дворянство, есть рабочий класс, но у рабочего класса нет веры в светлое будущее.

      Автор принес доработанный вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!».

      - Гораздо лучше, - похвалил редактор. Но в романе, претендующем на публикацию, обязательно должно быть описание замечательной русской природы. Новый вариант звучал так:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь».

      Хорошо, похвалил редактор, но не хватает таинственности, которую так любят наши читатели, надо доработать. Через несколько дней автор принес новый вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога».

      Стоп, - сказал редактор. Таинственность есть, но Вы совершенно не раскрыли невыносимое положение крестьянства, а это надо обязательно сделать. Да и действующих лиц маловато для романа. Автор принес очередное исправление:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу».

      - Совсем другое дело, но и для нашего крестьянства должен быть какой-то выход, нельзя прерывать описание тяжелой жизни крестьян на такой грустной ноте. Необходима хотя бы небольшая доза оптимизма.

      Автор принес исправленный вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу. Вдруг один из них крикнул, - мужики, пошли отсюда, что мы под дождём надрываемся, кобыла здесь и завтра будет лежать!».

      Замечательно, - улыбнулся редактор, - многоплановый роман вырисовывается. Есть тема дворянства и его разложения, тема рабочего класса и его революционного настроя, очевидна вера в светлое будущее. Хорошо показана наша природа, есть элемент таинственности и совсем неплохо описана тяжелая доля русского крестьянина. Хорошо бы еще показать в Вашем романе полное загнивание капиталистического общества и неизбежную победу социализма.

      Через неделю автор принес новый вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу. Вдруг один из них крикнул, - мужики, пошли отсюда, что мы под дождём надрываемся, кобыла здесь и завтра будет лежать!

      А в это же время на чердаке соседнего дома низшие полицейские чины развлекались с падшими уличными женщинами, которые при ином общественно-политическом строе могли бы стать полезными обществу. Смеркалось, но с неизбежностью всходила над Россией заря социализма».

      Отлично, - сказал редактор, - но необходимо добавить заключительный штрих и показать направляющую и руководящую роль коммунистической партии. Сами понимаете, что в нынешней политической ситуации это надо сделать обязательно.

      Через пару дней автор зачитал редактору окончательный вариант:

      «Граф вошел в спальню графини, клацая манжетами по паркету.

      - Не испить ли нам кофею, спросил граф графиню.

      - Отнюдь, - ответила графиня.

      И граф поимел графиню три раза на подоконнике.

      А за стеной раздавались удары молота и нестройное пение, два кузнеца ковали какую-то железяку для ворот графской усадьбы и пели «Интернационал». Вдруг удары прекратились и раздался голос старшего кузнеца, - кончай работу, Ванька, хуй с ней, с железякой, завтра докуём!

      За окном бушевала стихия, уже три часа шел проливной дождь.

      Из камина торчала чья-то волосатая нога.

      Во дворе усадьбы под крики, нечеловеческий гогот и шум дождя, семеро пьяных крестьян трахали дохлую кобылу. Вдруг один из них крикнул, - мужики, пошли отсюда, что мы под дождём надрываемся, кобыла здесь и завтра будет лежать!

      А в это же время на чердаке соседнего дома низшие полицейские чины развлекались с падшими уличными женщинами, которые при ином общественно-политическом строе могли бы стать полезными обществу. Смеркалось, но с неизбежностью всходила над Россией заря социализма. Ибо в подвале неприметного дома напротив, в обстановке строжайшей секретности, уже второй день шло заседание III съезда РСДРП, на котором выступал с речью Владимир Ильич Ленин».

      Молодец, - похвалил редактор, - роман практически готов к печати. Но я хотел бы обсудить название Вашего произведения. Предварительное рабочее название Вашего романа – «Эх, ёб твою мать!!!». Хорошее название, бойкое с сильным глубинным смыслом. Но, если не ...
    • Молодой писатель и редактор
      Молодой писатель приносит свою рукопись на читку редактору. Роман начинается со слов:
      "А не испить ли нам кофею? – спросил граф".

      — У вас отсутствует конфликт, – говорит редактор. — Надо исправить.
      Писатель кивает головой, уходит, и возвращается на следующий день с новым вариантом:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф."

      — Уже лучше, – говорит редактор, — но тема любви совершенно не раскрыта, даже не затронута!
      Третий вариант романа выглядит так:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф и вы#бал графиню три раза на подоконнике."

      — Очень хорошо! – доволен редактор. — Но не раскрыта тема природы…
      И так далее, и так далее. После раскрытия тем природы, народа и революции получается примерно следующее:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф и вы#бал графиню три раза на подоконнике.
      За окном шёл дождь, полыхала Октябрьская революция, рабочие устало возвращались с завода. Под окном семеро мужиков ожесточённо тр#х#ли дохлую лошадь."

      — Прекрасно, просто прекрасно! – радуется редактор. — Осталось добавить уверенность в завтрашнем дне, и сдаём в печать!
      Опубликованный роман начинается так:
      "— А не испить ли нам кофею? – спросил граф.
      — Отнюдь, – ответила графиня.
      — Брезгуешь, сука! – гневно вскричал граф и вы#бал графиню три раза на подоконнике.
      За окном шёл дождь, полыхала Октябрьская революция, рабочие устало возвращались с завода. Под окном семеро мужиков ожесточённо тр#х#ли дохлую лошадь. Внезапно один из них хлопнул себя по лбу и прокричал:
      — Да чего же мы так надрываемся, братцы! Она же здесь и завтра лежать будет!".
    • МуМу
      В школе, Вовочка не очень любил читать. И вот однажды Вовочке по литературе задали читать Муму Тургенева.
      Контрольный вопрос звучал так: Почему собачку звали Муму?
      Вовочка решил схитрить и не читать данное произведение, а просто спросить у отца ответ на контрольный вопрос. На что тот ответил:
      - Одна маленькая собачка гуляла по застывшему озеру и захотела пить, начала лизать лёд и язык примёрз, ей кое как удалось оторваться ото льда, но язык так и остался на льду, с тех пор она могла только мычать.
      Вовочка уяснив суть, на следующий день рассказал всё это стоя у доски, перед своим классом. Весь класс лежал от смеха, особенно билась в истерике учительница литературы.
      С тех пор Вовочке приходилось читать самому... За что спасибо, Папе.
    • Мотивация
      В библиотеке:
      — Добрый день, а у вас имеются книги по мотивации?
      — Конечно, они вон там на дальней полке.
      — А поближе нет?
    • Литературно-издательское
      Добрый день, Джеймс!
      Рады сообщить вам, что наше издательство планирует напечатать ваш роман. Должны отметить, что вы невероятно талантливы и вас ждет большое будущее в литературе. Однако есть важное требование. Вы должны изменить пол главного героя. Сейчас очень актуален образ сильной женщины.
      С уважением, Л. Саммерс.

      Добрый день, Линда.
      Как вы и просили, я изменил пол главного героя. Теперь это женщина. Также изменил любовную линию. Теперь главного героя во время экспедиции на северный полюс дома ждет Стивен - верный муж.

      Добрый день, Джеймс.
      Прочитали новую версию. Редактор рекомендует изменить еще один эпизод. В седьмой главе, когда замерзающие полярники греются друг об друга в одном спальном мешке. Теперь, когда главный герой женщина, возникает странный сексуальный подтекст, попробуйте что-то сделать с этим.
      И еще - в десятой главе полярники все вместе молятся. Религия - достаточно острый вопрос, сделайте так, чтобы они молились разным богам, а не одному.
      С уважением, Л. Саммерс.

      Здравствуйте, Линда.
      Я заменил эпизод, о котором вы говорили. Теперь полярники молятся не только богу. У каждого своя религия. В том числе вуду и неоязычество. Надеюсь, это достаточно обширный список.
      Также я изменил седьмую главу. Теперь полярники греются группами, согласно религиозным соображениям. А героиня вообще отдельно.
      Скажите, должна ли она носить паранджу? Ведь один из полярников весьма радикальный исламист.
      Джеймс Мороу.

      Добрый день, Джеймс.
      Мы решили публиковать ваш роман в нашем литературном журнале по главам. Это позволит нам вносить правки в еще неопубликованные главы. Мы уже опубликовали первую главу и получили ряд комментариев, связанных с тем, что среди полярников нет азиатов и людей с ограниченными возможностями. Пожалуйста, внесите соответствующие правки.
      С уважением, Л. Саммерс.

      Изменил вторую главу. Теперь среди полярников есть представители всех рас и безногий азиат. Его тащат на санках. Надевать ли паранджу на главную героиню?
      Джеймс.

      Добрый день, Джеймс.
      Мы получили массу негативных отзывов.
      1. Людей с ограниченными возможностями должно быть больше. Дело в том, что, когда он один и все его тащат - складывается образ неполноценного человека.
      2. Нужны 3 гомосексуалиста.
      3. Сделайте главную героиню более бодипозитивной. Паранджу не надевайте.
      С уважением, Л. Саммерс.

      Как вы и просили, внес правки. Теперь с ограниченными возможностями все, кроме исламиста и главной героини. Сама героиня теперь донельзя бодипозитивна.
      Джеймс.

      Джеймс, срочно внесите правки. Исламист не должен быть единственным человеком без ограниченных возможностей, это создает ощущение, будто он возвышается на фоне остальных, пусть он отморозит ноги. Срочно развивайте любовную линию религиозных гомосексуалистов. Скажу честно, публика не в восторге.
      Л. Саммерс.

      Отморозил ноги исламисту, заставил всех гомосексуалистов любить друг друга и православного вудуиста. Прописал линию спасения редкого белого медведя ценой жизни двух полярников.
      Джеймс.

      Джеймс, к сожалению, мы вынуждены прекратить публикацию.
      Дело не в том, что история о банде сумасшедших, религиозных гомосексуальных инвалидов-полярников, прикармливающих медведя своей плотью под командованием двухсоткилограммовой бабищи, выглядит откровенно странной. Просто сегодня к нам в редакцию пришел глава ассоциации не умеющих читать и сказал, что их чувства оскорбляет ваш роман. Ибо они не могут его прочесть. Теперь вместо вашего романа мы будем публиковать пустые страницы.
      Надеюсь на понимание.
      С уважением, Линда Саммерс.

      Слава богу, это закончилось!
      Джеймс.

      Добрый день, Джеймс.
      Пишу это письмо, чтобы предупредить вас. К нам в редакцию пришла повестка в суд от религиозного общества «Святых Всенаполненных Братьев». Их оскорбляет хтоническая пустота вашего романа, и поэтому они намерены добиться вашего ареста. Бегите из страны, Джеймс!
    • Читательская радость
      Какая же всё таки радость, что в электронных библиотеках всё ещё доступны к прочтению книги Кинга, По, Кристи... И какое, блин, счастье, что правообладатели типа Устиновой и Донцовой заблокировали доступ к своим произведениям.
    • Русская классика
      — В любой непонятной ситуации, просто начинай читать отечественную классику.
      — Но зачем?
      — Как правило, там всё у всех намного хуже.
    • Давление
      На меня давно уже ничего не давит, кроме атмосферного давления.
    • Оруэлл
      — Вы читали Оруэлла?
      — Конечно.
      — Зря..
      — Но почему?
      — Потому, что теперь вам будет не так неинтересно его читать...
Добавить комментарий к анекдоту:

Имя *:
Email:
Код *:
Написать нам | О сайте | Карта сайта | Хостинг от uCoz